Новости и СМИ Блог GLEIF

Активное использование цифровой идентификации в финансовых операциях

Часть I: Использование кода LEI для автоматической обработки банковских операций, активизации борьбы с финансовыми преступлениями и подготовки к развертыванию глобальной экосистемы цифровой идентификации


Автор: Стефан Вульф

  • Дата: 2018-10-29
  • Просмотров:

w-abstract-10-750x250

Начало современной глобальной финансовой экосистемы было не особо впечатляющим. Система, на первых этапах существования которой требовались физическое присутствие, бумажная документация и личное знакомство, со временем эволюционировала в автоматизированную межгосударственную и все более цифровую глобальную среду. Однако, несмотря на значительное распространение цифровых операций, контроль имен, адресов и других финансовых идентификаторов, которые необходимы для авторизации операций, все еще осуществляется с использованием аналоговых процессов и текстовых документов.

Этим сообщением мы начинаем серию блогов, состоящую из четырех частей, с помощью которой попытаемся глубже проникнуть в мир обеспечения финансового доверия и рассмотреть, как код идентификации юридических лиц (LEI) может помочь устранить общие недостатки и обеспечить быстрое, оптимальное и более эффективное соответствие нормативным требованиям, предназначенным для предотвращения преступлений в финансовой сфере.

Предыстория

Основы системы, известной сегодня как «финансовая экосистема» были заложены сотни, если не тысячи, лет назад. В то время группы заинтересованных лиц состояли из небольшого количества коммерсантов и банкиров, которые, несмотря на географическое разделение, тем не менее знали и доверяли друг другу. Их идентификация подтверждалась подписью на бумаге, которая считалась признаком репутации и подтверждала подлинность. Исходя из этого стороны могли быстро договориться о правилах и нормах. Те же, кто не соответствовал им, легко выявлялись и исключались из числа надежных.

Индустриальная эпоха способствовала увеличению масштабов

На заре индустриальной эпохи банковские услуги стали более демократичными. Банкам необходимо было создать целые сети отделений, чтобы обеспечить должный уровень доверия для отношений, регулируемых местными нормативными актами. Физические подписи по-прежнему использовались как подтверждение доверия, и банки начали полагаться на личное общение со своими клиентами для расширения возможностей оценки их кредитоспособности. Международные финансовые операции проводили лишь некоторые предприятия. Для обмена доверительной документацией широко использовалась обычная почта, а относительно недавно повсеместное распространение получили факс, телекс и другие средства электронного обмена информацией, что положило начало «эре цифрового взаимодействия». В то время как были представлены и другие формы идентификации и проверки подлинности документации, подписи, поставленные вручную, оставались основным способом подтверждения доверия и обеспечения юридически значимой идентификации.

Цифровая трансформация

Все изменила цифровая революция. Развитие цифровых технологий способствовало настоящей глобализации, обеспечивая быстрый обмен информацией между банковскими системами в самых разных странах и позволяя выполнять финансовые операции с помощью различных электронных устройств.

В настоящее время цифровой банкинг навсегда изменяет тип отношений между банками и клиентами и делает доступ к финансовым услугам простым как никогда. Более того, глобализация финансовых операций стала толчком к развитию финансовой экосистемы, в которой многократно увеличилось количество международных операций. Это создает дополнительную потребность в наличии более быстрой, гибкой и динамичной финансовой экосистемы.

Проблемы идентификации

В результате цифровой трансформации у всех заинтересованных лиц также возникла необходимость решать новые проблемы, связанные с управлением доверием и идентификацией между сторонами, участвующими в операциях. Финансовая операция представляет собой обмен ресурсами между двумя сторонами или юридическими лицами: исходным владельцем ресурсов и их конечным получателем. Возможность контролировать движение денежных средств между ними зависит от двух важных элементов:

  1. Подтверждение личности исходного владельца (начальной точки) и получателя (конечной точки).
  2. Точная информация о характере операции и процессе ее выполнения (основное обязательство и данные, необходимые для проведения операции).

Внедрение технологий, упрощающих цифровые операции, стало причиной возникновения некоторого дисбаланса в экосистеме, поскольку в процессах, которые используются для идентификации сторон — участниц финансовых операций, по-прежнему задействованы имена, несовершенные методы обработки текста и ручные операции. Например, в платежных операциях исходного владельца и конечного получателя можно определить по номеру счета и имени, однако оба эти идентификатора не являются уникальными, то есть способными обеспечить эффективное взаимодействие с другими банками, участвующими в операции. Это означает, что выполнение цифровых операций может быть затруднено, поскольку стороны не в состоянии обеспечить одинаковую скорость, безопасность и экономическую эффективность обработки аналоговых элементов.

Такой дисбаланс не только отрицательно сказывается на пользовательском восприятии операций и стоимости их обработки, но и делает систему уязвимой для злоумышленников.

Банки несут ответственность за управление движением финансовых средств между участниками экосистемы и должны делать это с учетом списков юридических лиц, попавших под санкции, которые публикуются службами финансово-бюджетного надзора. Банки анализируют проводимые операции, отслеживая имена юридических лиц, находящихся под санкциями, чтобы воспрепятствовать выполнению мошеннических и других противозаконных операций. Использование при этом аналоговых процессов и текстовых документов приводит к недостаточному контролю обрабатываемых данных, большому количеству ложных предупреждений и появлению обширных возможностей для противоправных действий. Как следствие, меры контроля со стороны регулирующих органов заметно ужесточились, и теперь во многих случаях для подтверждения финансовой операции банки обязаны получить дополнительные и более подробные данные. Это в свою очередь значительно увеличило расходы, связанные с обеспечением соответствия требованиям, и отрицательно сказалось на эффективности финансовых операций.

Код LEI: устранение пробелов соответствия нормам

Дальнейшее использование устаревших технологий при проведении и регулировании глобальных финансовых операций может стать причиной появления «пробелов соответствия нормам», так как в современном мире эти технологии более непригодны для противодействия экономическим преступлениям. Таким образом, опора на традиционные методы, требующие физического взаимодействия с клиентами, препятствует усилиям, направленным на повышение прозрачности и безопасности на глобальном рынке, а также уменьшает эффективность и результативность коммерческих операций.

На всех этапах любой финансовой операции должны быть четко указаны начальный владелец ресурсов, конечный получатель и все промежуточные агенты, что требуется для идентификации личности каждого из них. Для юридических лиц эту задачу теперь можно решить с помощью кода LEI — установленного стандарта, которой при условии повсеместного принятия обещает обеспечить столь необходимую эффективность для цифровой экосистемы финансовых операций.

В следующих сообщениях нашего блога будут рассмотрены возможности внедрения кода LEI для решения этих задач, устранения пробелов соответствия нормам и восстановления баланса между методами проведения операций и законодательного регулирования, которые составляют основу нынешней цифровой финансовой эпохи, обеспечивая быстрое, оптимальное и более эффективное соответствие нормативным требованиям для всех заинтересованных лиц. В частности, мы рассмотрим, как код LEI может использоваться для автоматической обработки банковских операций, активизации борьбы с финансовыми преступлениями и подготовки к развертыванию глобальной экосистемы цифровой идентификации.

Форум и блог GLEIF

Чтобы оставить свои комментарии к публикациям блога, откройте блог GLEIF на английском языке и опубликуйте свой комментарий. Укажите свое имя и свою фамилию. Ваше имя будет отображаться рядом с вашими комментариями. Адрес электронной почты публиковаться не будет. Обратите внимание, что, получая доступ к форуму и оставляя свои комментарии, вы соглашаетесь соблюдать условия Правил ведения блогов GLEIF, поэтому внимательно прочитайте их.



Читать все предыдущие публикации в блоге GLEIF
Об авторе:

Стефан Вульф – главный исполнительный директор фонда Global Legal Entity Identifier Foundation (GLEIF). С января 2017 года и по июнь 2020 года г-н Вульф являлся сокоординатором Международной организации Технического комитета по стандартизации 68 Технической консультативной группы FinTech (ISO TC 68 FinTech TAG). В январе 2017 года ресурс «One World Identity» назвал г-на Вульфа одним из 100 ведущих руководителей в области обеспечения идентификационной информации. Он обладает обширным опытом разработки операций с данными и стратегий глобального внедрения. Всю свою карьеру он руководит расширением основной деятельности и разработкой стратегий создания новых продуктов. В 1989 году г-н Вульф вместе с партнерами основал компанию IS Innovative Software GmbH и на первых порах являлся ее генеральным директором. Позже он стал пресс-секретарем исполнительного совета ее правопреемницы – компании IS.Teledata AG. В конечном итоге эта компания вошла в состав Interactive Data Corporation, в которой г-н Вульф занимал должность главного технического директора. Г-н Вульф окончил Университет И. В. Гёте во Франкфурте-на-Майне по специальности «Бизнес-администрирование».


Теги для этой статьи:
Управление взаимоотношениями с клиентами, Соблюдение законодательства, Управление данными, Цифровая идентификация, Знай своего клиента (KYC), Открытые данные, Управление рисками, Регулирование, Стандарты